Размер:
A A A
Цвет:
C C C C
Изображения Вкл Выкл.

Решение

Результаты

проведенного на территории Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

мониторинга правоприменения в Российской Федерации, в части выполнения положений основных международных документов Организации Объединенных Наций и Совета Европы,

касающихся предупреждения преступности и отправления правосудия среди несовершеннолетних

 

№ п/п

Участники мониторинга правоприменения на территории Ханты-Мансийского автономного

округа – Югры

Результаты проведенного мониторинга правоприменения в Российской Федерации,

в части выполнения положений основных международных документов Организации Объединенных Наций и Совета Европы, касающихся предупреждения преступности и отправления правосудия среди несовершеннолетних

Исполнительные органы государственной власти Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

1

Департамент культуры Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

В части касающейся органов и учреждений культуры, в соответствии с комментариями п.п. 26.1. и 26.2. п. 26 части 5 Минимальных стандартных правил организации наций, касающейся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), приняты 29.11.1985 Резолюцией 40/33 на 96-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН «Цели обращения с правонарушителями в исправительных учреждениях, должны быть для любой системы и культуры» сформулированы в п.п 2 статьи 24 Федерального закона Российской Федерации от 24 июня 1999 года N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» в следующем тексте:

«Органы и учреждения культуры, досуга, спорта и туризма:

1) привлекают несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении, к занятиям в художественных, технических, спортивных и других клубах, кружках, секциях, способствуют их приобщению к ценностям отечественной и мировой культуры;

2) оказывают содействие специализированным учреждениям для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, специальным учебно-воспитательным учреждениям и центрам временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел в организации спортивной и культурно-воспитательной работы с несовершеннолетними, помещенными в указанные учреждения».

            Иные международные документы ООН и Совета Европы, предложенные к рассмотрению, в части предупреждения преступности и отправления правосудия в отношении несовершеннолетних касающихся Депкультуры Югры не содержат.

            Статья 1 Федерального закона Российской Федерации от 9 октября 1992 года N 3612-ФЗ «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» в Российской Федерации законодательно гарантирует:

обеспечение и защита конституционного права граждан Российской Федерации на культурную деятельность;

создание правовых гарантий для свободной культурной деятельности объединений граждан, народов и иных этнических общностей Российской Федерации;

определение принципов и правовых норм отношений субъектов культурной деятельности;

определение принципов государственной культурной политики, правовых норм государственной поддержки культуры и гарантий невмешательства государства в творческие процессы.

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что законодательством Российской Федерации в отличие от международных правовых актов, имеются государственные гарантии по обеспечению государственными институтами в части раннего предупреждения преступности среди несовершеннолетних.

2

Департамент физической культуры и спорта Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

Система правосудия в отношении несовершеннолетних направлена в первую очередь на обеспечение благополучия несовершеннолетнего и обеспечение того, чтобы любые меры воздействия на несовершеннолетних правонарушителей были всегда соизмеримы как с особенностями личности правонарушителя, так и с обстоятельствами правонарушения.

Правосудие в отношении несовершеннолетних должно являться составной частью процесса национального развития каждой страны в рамках всестороннего обеспечения социальной справедливости для всех несовершеннолетних, одновременно содействуя, таким образом, защите молодежи и поддержанию мирного порядка в обществе.
           Мы считаем, что на сегодняшний день в Российской Федерации имеется законодательство, обеспечивающее специализацию правосудия.
Глава 14 Уголовного кодекса РФ содержит отдельную главу, которая устанавливает особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних.

 Главой 50 Уголовно-процессуального кодекса РФ установлены особые правила производства по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних, а именно установлены особые, отличные от взрослых, условия отбывания несовершеннолетними наказания, условно-досрочного освобождения от отбывания наказания.

Основы правового регулирования отношений, возникающих в связи с деятельностью по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, в соответствии с Конституцией РФ и общепризнанными нормами международного права установлены Федеральным законом от 24 июня 1999 года  №120-фз «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (далее также - Федеральный закон № 120-ФЗ).  

      Федеральным законом № 120-ФЗ прежде всего определены:
- основные задачи и принципы деятельности по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних;

- категории лиц, в отношении которых проводится индивидуальная профилактическая работа;

- система органов и учреждений профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, их полномочия, основные направления деятельности, механизм межведомственного взаимодействия;

- введен судебный порядок помещения несовершеннолетних в места принудительного содержания - центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел и специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа органов управления образованием.

Осуществление мер по координации деятельности всех органов и учреждений, входящих в систему профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, возложено на комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.

В целях создания правовых, социально-экономических условий для реализации предусмотренных Конституцией РФ прав и законных интересов несовершеннолетних основные гарантии прав и законных интересов несовершеннолетних закреплены в Федеральном законе от 24 июля 1998 года № 124-фз  «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (далее также-Федеральный закон № 124-ФЗ).

Федеральным законом  № 124-ФЗ прежде всего  установлены:

- цели государственной политики в интересах детей;

- основные направления обеспечения прав ребенка в Российской Федерации;

- организационные основы гарантий прав ребенка и исполнения данного Закона;

- полномочия федеральных и региональных органов власти и органов местного самоуправления.

В числе важных положений следует отметить положения Федерального закона
№ 124-ФЗ о том, что при регулировании внесудебных процедур, связанных с участием ребенка и (или) защитой их прав и законных интересов, а также при принятии решений о наказаниях, которые могут применяться к несовершеннолетним, совершившим правонарушения, должностные лица органов власти действуют в соответствии с законодательством Российской Федерации и общепризнанными принципами и нормами международного права в части гуманного обращения с несовершеннолетними, оказания им квалифицированной юридической помощи. Обязательными являются обеспечение приоритета личного и социального благополучия ребенка, обеспечение специализации правоприменительных процедур (действий) с его участием или в его интересах, учет особенностей возраста и социального положения ребенка.

В соответствии со ст. 15 Федерального закона № 124-ФЗ в случае освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности или от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия суд, принимая решение о применении указанных мер, за исключением такой меры, как помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение, вправе признать необходимым проведение мероприятий по социальной реабилитации несовершеннолетнего.

Если ребенок, с участием которого или в интересах которого, осуществляется правоприменительная процедура (действие), нуждается в педагогической, психологической, медицинской, юридической помощи, в социальной реабилитации, должностное лицо, осуществляющее правоприменительную процедуру (действие), независимо от предмета рассмотрения сообщает в компетентный орган о необходимости принятия соответствующих мер и просит уведомить его о предпринятых действиях.
Ведомственными нормативными актами органов внутренних дел, прокуратуры, органов исполнения наказаний предусматривается специализация по работе с несовершеннолетними, оказавшимися в конфликте с законом.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» от 14 февраля 2000 г. № 7 в судах введена специализация судей по делам о преступлениях и правонарушениям несовершеннолетних.

Суды ориентированы на необходимость:

- повышенного внимания к своевременному и качественному рассмотрению дел о преступлениях несовершеннолетних в строгом соответствии с положениями материального и процессуального законодательства;
- максимально способствовать в судопроизводстве по делам этой категории обеспечению интересов, защиты законных прав несовершеннолетних, назначению справедливого наказания, предупреждению совершения новых преступлений;
- постоянно совершенствовать профессиональную компетентность и специализацию судей, рассматривающих дела о преступлениях несовершеннолетних, не только по вопросам права, но и педагогики, психологии;

- повышать личную ответственность судей за законность и обоснованность каждого судебного решения.

Таким образом, в Российской Федерации имеется достаточная правовая база, инфраструктура органов и учреждений, специалисты для внедрения и развития процедур, методов, технологий в рамках отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, оказавшихся в конфликте с законом.

3

Департамент социального развития Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

Департамент социального развития Ханты-Мансийского автономного округа –  Югры осуществляет ежегодную деятельность по совершенствованию правового положения государственных учреждений, подведомственных Депсоцразвития Югры.

Работа учреждений, подведомственных Депсоцразвития Югры, по предупреждению преступности и отправления правосудия среди несовершеннолетних, основывается на федеральном и окружном законодательстве, которое не противоречит основным положениям международных документов Организации Объединенных Наций и Совета Европы.

Специалисты учреждений обеспечивают каждому ребенку защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, учитывая права и обязанности его родителей, опекунов или других законных представителей, принимают все соответствующие законодательные и административные меры для защиты прав и законных интересов несовершеннолетних.

В практике используются различные административные, социальные и просветительские меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, включая сексуальное злоупотребление со стороны законных представителей и иных лиц.

В целях профилактики употребления наркотических веществ, табакокурения, алкоголя, самовольных уходов, правонарушений, преступлений среди воспитанников проводятся организационные мероприятия.

Деятельность учреждений направлена на соблюдение права ребенка на образование, физическое, умственное, духовное, нравственное и социальное развитие ребенка, соблюдение права детей, находящихся в местах лишения свободы (организуются телефонные переговоры воспитанников с законными представителями, направление посылок, писем воспитанникам, отбывающим наказание).

В отношении воспитанников учреждений отсутствуют случаи пыток или других форм жестокого обращения, бесчеловечного или унижающего его достоинство виды обращения или наказания. Арест, задержание или тюремное заключение ребенка осуществляются согласно закону и используются лишь в качестве крайней меры.

Несмотря на то, что российское законодательство в значительной мере приведено в соответствие с общепризнанными нормами и принципами международного права в области защиты прав детей и предупреждения преступности несовершеннолетних, существует ряд существенных пробелов в отечественном законодательстве, не позволяющих в полном объеме использовать весь потенциал разработанных международным сообществом мер и принципов по предупреждению подростковой и молодежной преступности.

В частности, в Российской Федерации, несмотря на неоднократные попытки претворения в жизнь идей ювенальной юстиции, все еще отсутствуют специализированные суды для решения вопросов правосудия в отношении несовершеннолетних, а также не урегулирован в полном объеме вопрос участия общественности (социальных работников, посредников) в судопроизводстве по делам несовершеннолетних.

4

Департамент образования и молодежной политики Ханты-Мансийского автономного
округа – Югры

Согласно Указа Президента Российской Федерации от 20.05.2011 № 657
«О мониторинге правоприменения в Российской Федерации» мониторинг предусматривает комплексную и плановую деятельность, осуществляемую федеральными органами исполнительной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации в пределах своих полномочий, по сбору, обобщению, анализу и оценке информации для обеспечения принятия (издания), изменения или признания утратившими силу (отмены) нормативных правовых актов.

В соответствии с указом Президента Российской Федерации от 20.05.2011 N 657
«О мониторинге правоприменения в Российской Федерации», постановлением Правительства Российской Федерации от 19.08.2011 N 694 «Об утверждении методики осуществления мониторинга правоприменения в Российской Федерации»,распоряжением Правительства Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 24 мая 2012 года №294-рп «О Плане мониторинга правоприменения нормативных правовых актов Ханты-Мансийского автономного округа – Югры на 2012-2013 годы» Департамент образования и молодежной политики Ханты-Мансийского автономного округа – Югры организовал проведение мониторингаправоприменения.

Мониторинг правоприменения положений основных международных документов ООН и Совета Европы, касающихся предупреждения преступности и отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, в реализации указанного выше распоряжения Правительства АО не предусмотрен. Такой мониторинг был осуществлен при выполнении поручения заместителя Губернатора автономного округа, которым выявлено следующее.

Анализ действующего законодательства в части, касающейся определения правового статуса несовершеннолетних граждан России, позволяет сделать вывод о том, что, к сожалению, на сегодняшний день нет четкого определения правового положения этой категории граждан.

В различных отраслях права: административном, гражданском, семейном, уголовном - содержатся нормы, лишь частично регулирующие правовое положение несовершеннолетних как участников тех или иных регулируемых правом общественных отношений.

Правовой статус этих лиц не определен в законодательстве с должными полнотой и точностью и на практике к вопросу привлечения их к административной ответственности нет единого подхода. В одних случаях несовершеннолетних привлекают только к административной ответственности, в других случаях - только к дисциплинарной, а в третьих - и к той, и к другой.

Это связано также и с тем обстоятельством, что в законодательстве нет норм, которые бы предусматривали применение только административных санкций при идеальной совокупности административного и дисциплинарного проступка. Из сказанного можно сделать вывод о том, что несовершеннолетние граждане занимают особое место в административных правоотношениях вообще и особое административно-процессуальное положение в частности, поскольку закон выделяет административную ответственность несовершеннолетних, тем самым определяя особый процессуальный порядок привлечения их к административной ответственности.

Процессы, происходящие сегодня в формировании правовой системы государства, характеризуются усилением взаимодействия различных отраслей российского права. Сфера функционирования исполнительной власти тесно соприкасается, как уже отмечалось, с гражданско-правовой сферой.

В КонвенцииООН о правах ребенка, в Конституции Российской Федерации сформулированы прежде всего права ребенка и некоторые обязанности государства и общества и почти не упоминаются обязанности ребенка в отношении государства. Ни в Конституции Российской Федерации, ни в основных законах субъектов Федерации речь не идет о наиважнейших интересах ребенка.

В частности, вполне справедливо субъекты Федерации закрепили в своих основных законах норму о том, что родители или лица, их заменяющие, обязаны содержать и воспитывать своих детей до совершеннолетия. Однако условия для этого должно создавать не только государство - дети также должны иметь обязательства перед родителями или лицами, их заменяющими, до совершеннолетия. В Конституции Российской Федерации есть единственная норма (ч. 3 ст. 38), возлагающая на трудоспособных детей, достигших 18 лет, обязанность - это норма об обязанности заботиться о нетрудоспособных родителях (да и та касается совершеннолетних).

Из сказанного следует, что создание и поддержание гармоничных отношений в обществе требуют не только уважения к правам ребенка, но и выполнения им определенных обязанностей, а в случае необходимости - и его отказа от осуществления своих прав.

24 июня 1999 г. принят Федеральный закон«Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (далее - Закон № 120-ФЗ), в котором впервые с учетом международного опыта заложены новые подходы решения проблем профилактики социальных отклонений несовершеннолетних на государственном уровне. На некоторых проблемах реализации Закона № 120-ФЗхотелось бы остановиться поподробнее.

Практика применения Закона № 120-ФЗ показала, что уже с первых дней обозначились его слабые стороны: несовершенство отдельных норм, необходимость дополнительного нормативного регулирования. Нет единообразного толкования и применения закона. Распространены нарушения прав и свобод несовершеннолетних при его применении. Это относится прежде всего к ст. 22 и п. 6 ст. 26 Закона № 120-ФЗ. Этими статьями определены лица, которые могут быть помещены в центры временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей (в настоящее время - ЦВСНП), и основания помещения.

Анализ содержания ст. ст. 22, 26 и 15, преамбулы, а также ст. 2 Закона № 120-ФЗ, определяющей задачи и принципы деятельности по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, позволяет сделать вывод о том, что введение самостоятельного основания помещения в ЦВСНП с целью «предупредить совершение ими повторного общественно опасного деяния»(пп. 4 п. 2 ст. 22) и «необходимости предупреждения повторного общественно опасного деяния»(пп. 2 п. 6 ст. 26) по существу является не чем иным, как мерой взыскания за общественно опасное поведение с некоторой существующей между ними разницей.

Отсутствие на федеральном уровне правового обеспечения деятельности КДН заставляет некоторые субъекты Федерации самостоятельно разрабатывать для себя такие положения. Это, конечно, не способствует созданию единого правового поля, единообразному решению вопросов защиты прав несовершеннолетних.

Несогласованность и противоречивость Федерального законодательства, относящегося к разным отраслям права, а также законов разных уровней (федеральных и субъектов Федерации) превращают право из фактора интеграции в фактор дезинтеграции.

Одним из рациональных и эффективных путей решения этой проблемы является разработка последовательной государственной концепции предупреждения преступности несовершеннолетних.

При уделении большого значения вопросу восстановительного правосудия, хотелось бы немного подробнее остановиться на существующей коллизии в области медиации в отношении несовершеннолетних.

В 2010 г. в России принят Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ
«Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». Он касается гражданских, коммерческих, трудовых и семейных споров и очерчивает определенные границы области правового регулирования. Так, согласно этому Закону медиация не применятся к спорам, возникающим из гражданских, трудовых и семейных правоотношений, если такие споры затрагивают или могут затронуть права и законные интересы третьих лиц, не участвующих в процедуре медиации, или публичные интересы(ч. 5 ст. 1). Что же касается возможности распространения действия данного Закона на иные правоотношения, то в ч. 3 ст. 1 указано: это относится только к случаям, когда применение процедуры медиации предусмотрено федеральными законами.

Необходимо дополнение указанного закона нормами, регулирующими уголовно-процессуальные отношения в сфере медиации в отношении несовершеннолетних с учетом следующего.

Важно рассматривать медиацию с точки зрения лучшего обеспечения интересов ребенка (в соответствии с КонвенциейООН о правах ребенка и Европейской конвенциейо правах детей).

Когда медиация встроена в правоприменительную практику в отношении несовершеннолетних, медиатор осуществляет свою деятельность во взаимодействии со специалистами социальных и психологических служб.

Желательно, чтобы медиатор изучил социально-психологические аспекты личности правонарушителя, его социальной ситуации и окружения, предоставленные в отчетах других служб.

Отчет о результатах медиации предоставляется в суд вместе с отчетом социального работника или педагога-психолога. Допускается, что это может быть единый документ.

Юридические последствия медиации в отношении несовершеннолетних правонарушителей дополняются (по сравнению со взрослыми) возможностью использования норм, касающихся применения принудительных мер воспитательного воздействия.

Медиатор обязан учитывать юридические особенности, связанные с несовершеннолетием участников медиации. В частности, медиатор приглашает к участию или заручается согласием на проведение медиации законного представителя несовершеннолетнего, а также информирует его о сущности, задачах, юридических последствиях медиации.

При принятии решения о передаче дела на медиацию необходимо учитывать обстоятельства, ставящие стороны в особенное (неравное) положение. Это может происходить из-за явного несоответствия возраста, зрелости и интеллектуальных способностей сторон. В этом случае медиатору необходимо создать условия для полноценного участия в медиации данных лиц, либо принять решение о введении ограничений.

В случае медиации криминальных конфликтов с участием несовершеннолетних для процесса медиации приобретает особую значимость вопрос о ресоциализации, воспитательном эффекте и о том, что нужно сделать, чтобы подобного не повторилось.

Медиатор, помимо наличия общей подготовки по медиации, должен быть компетентен в юридических вопросах в отношении той категории случаев, с которой он работает.

5

Департамент здравоохранения Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

Департаментом здравоохранения автономного округа проведен анализ нормативно-правовых актов, регламентирующих вопросы охраны здоровья граждан
(в т.ч. несовершеннолетних), определены основные проблемы правоприменения по следующим разделам деятельности:

- правовые основания предоставления лекарственных средств;

- причинно-следственная связь в случае причинения морального вреда в связи с оказанием медицинской помощи;

- правовой механизм распределения обязанностей между должностями врачей в свете конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь;

- принудительная госпитализация при инфекционных заболеваниях;

- реализация права граждан на информацию о состоянии своего здоровья;

- препятствия к медицинскому обслуживанию по системе обязательного медицинского страхования.

            Выявленные несоответствия федерального законодательства в определенной степени решаются путем принятия региональных нормативно-правовых документов по обозначенным вопросам. Следует отметить, что в ходе анализа определены наиболее репрезентативные проблемы, которые в большей степени имеют правовую природу.

1. Правовые основания предоставления лекарственных средств.

Согласно подпункту 9 абз. 1 ст. 6.1. Федерального закона Российской Федерации от 17.07.1999 г. № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи» (далее – ФЗ № 178), правом на получение государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг имеет такая категория граждан как дети-инвалиды.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 ст. 6.2. выше обозначенного Федерального закона обеспечение необходимыми лекарственными препаратами осуществляется по рецептам врача в соответствии со стандартами медицинской помощи. В случае, если  стандарт медицинской помощи для соответствующего заболевания Российской Федерации не разработан, а необходимый препарат, как следствие не включен в Перечень лекарственных средств, отпускаемых по рецептам врача (фельдшера) при оказании дополнительной бесплатной медицинской помощи отдельным категориям граждан, имеющим право на получение государственной социальной помощи (утвержден приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 16 сентября 2006 г. № 665), становится невозможным реализовывать конституционные права  ребенка с ограниченными возможностями.

Это обстоятельство фактически является пробелом в законодательстве.

С целью устранения данной правовой коллизии Министерством здравоохранения России в течение последнего года активно разрабатываются стандарты оказания медицинской помощи. Включение лекарственного средства в стандарт оказания медицинской помощи при определенной нозологии позволяет органам исполнительной власти субъектов вносить изменения в региональные правовые акты.

Кроме этого постановлением Правительства Ханты - Мансийского автономного округа – Югры от 27 февраля 2010 г. № 85п для жителей автономного округа определен перечень отдельных категорий граждан, имеющих право на льготное лекарственное обеспечение за счет средств окружного бюджета.

В 2011 году внесенными изменениями в  постановление Правительства Ханты - Мансийского автономного округа – Югры от 27 февраля 2010 г. № 85п отдельным приложением был утвержден перечень лекарственных средств, применяемых при амбулаторном лечении детей из многодетных семей в возрасте до 6 лет, детей до 3 лет жизни, детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, воспитывающихся в семьях опекунов или попечителей, патронатных семьях или детских домах семейного типа.

2. Причинно-следственная связь в случае причинения морального вреда в связи с оказанием медицинской помощи.

            Согласно п. 1 ст. 151 Гражданского Кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При оказании медицинской помощи возможно причинение морального и физического вреда пациенту. Например, пребывание в стационаре ребенка раннего возраста зачастую сопровождается нарушением эмоционального состояния ребенка: непривычная обстановка, изменившийся круг общения, вынужденное ограничение двигательной активности, инъекционное введение препаратов, в том числе и обезболивающих, и др. При этом определить ведущий фактор, повлиявший на течение заболевания и на общее психо-эмоциональное состояние ребенка не всегда возможно.

В настоящее время ни законодательно, ни на уровне решений высших судов не решен в достаточной степени вопрос о том, какие именно действия могут служить основанием для компенсации морального вреда.

3. Правовой механизм распределения обязанностей между должностями врачей в свете конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Оказание медицинской помощи детям осуществляется в соответствии с порядками и стандартами оказания помощи, утвержденными Министерством здравоохранения Российской Федерации.

Следует отметить, что ряд заболеваний имеет сочетанную этиологию происхождения, в связи с чем медицинская помощь должна оказываться врачами разных медицинских специальностей.

Например, воспаление оболочек головного мозга (менингит) может развиться вследствие осложнений воспаления среднего уха. По первичному заболеванию медицинскую помощь должен оказывать врач оториноларинголог, а лечение менингита должно проводиться в неврологическом отделении.

Или случай оказания медицинской помощи ребенку, поступившему в реанимационное отделение по поводу осложнения бронхиальной астмы. Медицинская помощь будет осуществляться врачом – реаниматологом при оказании неотложных мероприятий, но курация ребенка врачом – педиатром – сохраняется.

4. Принудительная госпитализация при инфекционных заболеваниях.

П.8 ч.5 ст.19 Федерального закона Российской Федерации от 21.11.2011 г. № 323  «Об основах охраны здоровья граждан» (далее – Федеральный закон) предусматривает  право на отказ пациента от медицинского вмешательства. Вместе с тем, п.2 ч.9 ст.20  данного закона предусматривает случай, когда медицинское вмешательство может быть осуществлено без согласия гражданина в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих.

В то же время, п.10 ст.20 Федерального закона определяет, что решение о медицинском вмешательстве без согласия гражданина, одного из родителей или иного законного представителя  в случаях, указанных в п.1. и 2 (заболевания, представляющие опасность для окружающих) ч.9 данной статьи определяется консилиумом врачей, а в случае, если собрать консилиум невозможно, - непосредственно лечащим (дежурным) врачом. Судом такое решение принимается только в случаях, если лицо страдает от психического расстройства, либо совершило общественно опасные деяния.

В связи с вышеизложенным определяется недостаток законодательства: следует ли считать принудительную госпитализацию медицинским вмешательством и кто должен принимать решение – суд или консилиум врачей. При этом необходимо учитывать конституционно-правовые интересы пациента, имеющего право на отказ от лечения, а также интересы  круга лиц, чьи права могут быть нарушены в случае такого отказа.

5. Реализация права граждан на информацию о состоянии своего здоровья.

В соответствии с ч. 1 ст. 20 Федерального закона Российской Федерации от 21.11.2011 г. № 323 «Об основах охраны здоровья граждан», каждый имеет право получить в доступной для него форме имеющуюся в медицинской организации информацию о состоянии своего здоровья, в том числе сведения о результатах медицинского обследования, наличии заболевания, об установленном диагнозе и о прогнозе развития заболевания, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных видах медицинского вмешательства, его последствиях и результатах оказания медицинской помощи.

Однако в ряде случаев гуманным является неполное информирование о имеющемся  заболевании. Такие ситуации возможны в случае установления тяжелых, неизлечимых заболеваний, в том числе онкологических, особенно, если речь идет о подростковом возрасте пациента.

6.Препятствия к медицинскому обслуживанию по системе обязательного медицинского страхования (ОМС).

В соответствии с Программой государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи гражданам Российской Федерации, утвержденной постановлением Правительства России от 2 октября 2012 года № 1074, граждане не застрахованныев системе обязательного медицинского страхования России, имеют право на оказание неотложной медицинской помощи в случае развития жизнеугрожающих состояний в любом медицинском учреждении. Помощь оказывается бесплатно за счет средств  бюджета.

Бесплатное оказание плановой медицинской помощи возможно только при условии наличия действующего полиса обязательного медицинского страхования. В случае отсутствия у гражданина полиса ОМС в оказании специализированной, в том числе  высокотехнологичной медицинской помощи гражданину будет отказано.

Аналогичная ситуация возникает при наличии медицинских показаний для оказания высокотехнологичной медицинской помощи лицам, не имеющим гражданства Российской Федерации. С одной стороны, право на охрану здоровья  гражданина, является бесспорным, с другой стороны, при отсутствии у семьи финансовых возможностей для оплаты лечения, высокотехнологичная помощь ребенку оказана не будет.

Единственным приемлемым решением в данной ситуации является своевременное оформление законными представителями ребенка полиса ОМС.

Общественные организации Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

6

Комиссия Общественной палаты Ханты-Мансийского автономного округа – Югры по образованию и молодежной политике

Считаем необходимым провести мониторинг правоприменительной практики по обоснованности содержания несовершеннолетних под стражей во время проведения следственных действий и времени содержания.

 

Территориальные органы Федеральных органов исполнительной власти

7

Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре

В соответствии с требованиями международного права в вопросах профилактики детской и подростковой преступности следует исходить из принципа приоритетности интересов детей, обеспечения государством особой их защиты.

Такое решение диктуется, прежде всего, принципами Декларации прав ребенка, признающей, что "ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту".

С этой целью Следственным управлением по округу проведен мониторинг правоприменения основных положений документов организации Объединенных наций и Совета Европы в части предупреждения преступности в отношении несовершеннолетних.

Мониторингу подвергались федеральные законы, уголовный и уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации, следственная и судебная практика, сложившаяся в Ханты-Мансийском округе. Мы разбирались, как соблюдаются основные принципы защиты интересов несовершеннолетних при выполнении функций уголовного преследования, установленных для органов Следственного комитета Российской Федерации действующим законодательством.

В ходе проведенного анализа особое внимание уделено практическому исполнению положений Пекинских правил, принятых резолюцией ООН 40/33 от 29.11.1985 и Рекомендаций № Rec (2003) 20 Комитета министров Совета Европы «О новых подходах к преступности среди несовершеннолетних и о значении правосудия по делам несовершеннолетних», так как именно эти документы в большей части ориентированы на установление правил уголовного преследования в отношении несовершеннолетних, что в большей мере относится к полномочиям и компетенции следственных органов.

Анализируя применение этих документов, сразу же оговоримся, что вопросы уголовного преследования регулируются в Российском государстве двумя основными законами – это Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Затем на практике следователями активно используются постановления Пленумов Верховного Суда РФ, в том числе от 01.02.2011 №1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», а также нашими ведомственными нормативно-правовым актами.

Надо сказать, что и центральный аппарат Следственного комитета России обращает особое и пристальное внимание вопросам привлечения к уголовной ответственности несовершеннолетних, избрания в отношении них мер пресечения, законности следственных действий с их участием на всех этапах досудебного уголовного судопроизводства. Этой тематике посвящен целый ряд руководящих документов. И мы со свой стороны (аппарат управления) тоже постарались достаточно четко регламентировать методику действий следователя при расследовании уголовных дел этой категории, решении вопросов соблюдения их прав.

Еще в преддверии передачи подследственности уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетними и в отношении них
(с 1 января 2011 г.), мы практически с ноля создали свою нормативную базу, регулирующую вопросы проведения процессуальных проверок о сообщениях этой категории и расследовании уголовных дел.

В первую очередь нами обращено внимание на обязанность обеспечения расследования уголовных дел, по которым мы привлекаем к уголовной ответственности несовершеннолетних, в разумные сроки.

В 2012 году нашими следователями окончено 78 уголовных дел о преступлениях этой категории. Свыше двух месяцев (а это минимальный срок расследования, установленный ст.162 УПК РФ) расследовано 42 уголовных дела (53% или чуть более половины).

На первый взгляд эти показатели, конечно, настораживают. Однако, если разобраться в деталях – наша подследственность, еще раз повторюсь, это преступления, относящиеся к категории тяжких и особо тяжких (к примеру это 6 преступлений, сопряженных с незаконным оборотом наркотических средств, 1 убийство и 6 преступлений о причинении тяжкого вреда здоровью потерпевших, два из которых погибли от рук подростков. Несовершеннолетние в прошлом году совершили 2 изнасилования, 30 грабежей, 17 разбоев, 6 вымогательств). Из общего числа оконченных нами преступлений - относящихся к категории особо тяжких около трети. По ним, чтобы обеспечить всестороннее и объективное расследование, мы не ограничиваемся проведением стандартного набора следственных действий. Максимально используем потенциал экспертных исследований, активно привлекаем к оценке доказательств специалиста-полиграфолога. Что не может и не отразиться на сроках предварительного следствия.

Кроме того, параллельно чисто следственной работе, следователи (как того требуют международные правила уголовного преследования несовершеннолетних) тщательно разбираются в том, что же послужило причиной, толкнуло ребенка на путь нарушения закона. Мы очень серьезно выясняем условия жизни и воспитания каждого ребенка, кто попал в поле нашего зрения, состояние его здоровья, потребностей в изоляции от дурного влияния семьи, окружения и так далее.

            Как того от нас требует закон, следователи по каждому оконченному производством уголовному делу вносят представление в порядке ч.2 ст.158 УПК РФ об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления. Однако мы стараемся не ограничиваться этими стандартными мерами, а ориентируем на необходимость направления копий документов прокурорам для решения вопроса о возбуждении административных производств в отношении нерадивых воспитателей, подготовки исковых заявлений о лишении родительских прав и так далее.

И в этих вопросах есть понимание остроты ситуации, надлежащее взаимодействие территориальных следственных подразделений и органов профилактики на местах.

Кроме того, мы видим, что такой скурпулезный подход к сбору характеризующего материала, приносит свои дивиденды – при рассмотрении уголовных дел в судах этим обстоятельствам уделяется самое пристальное внимание и учитывается при назначении наказания.

Особый подход – к воспитанию наших кадров, тех, кому будет поручена эта особая миссия – расследование уголовного дела в отношении несовершеннолетнего. В этих целях приказом руководителя следственного управления округа от 05.08.2011 №68 предусмотрена специализация следователей по расследованию преступлений данной категории. В первую очередь – это наиболее опытные и подготовленные сотрудники. Но даже их работа требует постоянного совершенствования, общения с коллегами, обмена опытом. С этой целью в аппарате управления проводятся регулярные семинарские занятия. А в прошлом году мы провели масштабный семинар с участием представителей прокуратуры, МВД, Уполномоченного по правам ребенка, экспертов.

Вопросам избрания мер пресечения, особенностей применения мер пресечения в виде заключения под стражу, в том числе несовершеннолетних, как в упомянутых мной законах так и в подзаконных и ведомственных нормативных актах уделено достаточно много внимания. Основные требования – заключение под стражу может применяться к несовершеннолетнему лишь в качестве крайней меры и в течение кратчайшего периода времени. Избрание этой меры пресечения не допускается в отношении несовершеннолетнего, не достигшего 16 лет, который подозревается или обвиняется в совершении преступления небольшой или средней тяжести впервые, а также в отношении остальных несовершеннолетних, совершивших преступления небольшой тяжести впервые.

Вопрос – избирать ли в отношении несовершеннолетнего, совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление, меру пресечения, связанную с лишением свободы – конечно всегда вызывает много споров и решается в каждом уголовном деле индивидуально. Однако в следственном управлении по округу есть твердая позиция: если мы уверены, что к не достигшему совершеннолетия обвиняемому возможно применить иную, более мягкую меру пресечения, даже если он обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, мы обязательно пойдем навстречу.

И эта наша позиция не голословна. В истекшем году несовершеннолетними совершено 143 преступления этих категорий, однако следователями принято решение о задержании в порядке ст.91 УПК РФ лишь 11 несовершеннолетних обвиняемых, а арестовано из них лишь 8 человек. Во всех остальных случаях следователи и суд пришли к выводу о возможности их исправления вне стен учреждений уголовно-исполнительной системы.

Общий порядок производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, проведение с ними ряда процессуальных действий, ограничивающих права и свободы, вопросы защиты и участия в процессе их законных представителей подробно освещены в главе 50 УПК РФ и Постановлении Пленума Верховного Суда РФ №1 от 01.02.2011.

На что хотелось бы обратить внимание – это отсутствие как таковой в Ханты-Мансийском округе практики применения меры пресечения в виде передачи несовершеннолетнего под присмотр родителей, опекунов, попечителей или других заслуживающих доверие лиц, а находящегося в специализированном детском учреждении – под присмотр должностных лиц этого учреждения (ст.105 УПК РФ). Следователи чаще используют такую меру пресечения как подписку о невыезде и надлежащем поведении, для обеспечения участия несовершеннолетнего в уголовном процессе.

Дополнительное изучение нормативных документов, касающихся общих принципов производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних каких-либо иных вопросов не вызвало. Все основные требования международных документов ООН и Совета Европы к судопроизводству в отношении несовершеннолетних нашли в них свое отражение. Коллизий правоприменения либо правовых пробелов при применении законодательства в рамках уголовного судопроизводства не установлено, в связи с чем дополнений и изменений в озвученные нормативные акты у следственного управления не имеется.

8

Федеральное казенное учреждение «Уголовно-исполнительная инспекция Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре»

В результате проведенного мониторинга правовых пробелов и коллизий применения в законодательстве Российской Федерации основных положений
и норм международных документов Организации Объединенных Наций и Совета Европы не выявлено.

9

Управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре

С января 2012 года в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации внесены изменения по расследованию уголовных дел в отношении несовершеннолетних, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлениях и лицах, совершивших преступления в отношении них. Данная категория дел подведомственна Следственному управления Следственного комитета.

Проведение анализа применения в законодательстве Российской Федерации основных положений и норм международных документов ООН, Совета Европы и иных перечисленных нормативных актов не входит в компетенцию МВД РФ.

Возникающие вопросы по взаимодействию с судами рассматриваются на заседаниях и коллегиях с участием начальника УМВД России по ХМАО-Югре, проблемные вопросы по усовершенствованию нормативной базы направляется в МВД России.

Государственный орган власти Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

10

Отдел по обеспечению деятельности комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при Правительстве автономного округа Управления – аппарата Уполномоченного по правам человека в автономном округе Аппарата Губернатора Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

При сравнительном анализе положений Пекинских правил с нормами главы 14 Уголовного кодекса Российской Федерации, регулирующей особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, установлено, что статья 17 Пекинских правил более полно защищает права несовершеннолетних:

- пункт «а» часть 1 статья 17 Пекинских правил определяет – «меры воздействия всегда должны быть соизмеримы не только с обстоятельствами и тяжестью правонарушения, но и с положением и потребностями несовершеннолетних, а также с потребностями общества»;

- пункт «d» - при рассмотрении дела несовершеннолетнего вопрос о его благополучии должен служить определяющим фактором.

          При этом, статьи УК РФ – 87 «Уголовная ответственность несовершеннолетних» и статья 89 «Назначение наказания несовершеннолетнему» не содержат в полном объеме ни принципов вынесения судебного решения, ни выбора мер воздействия. Так, в части 2 статьи 87 УК РФ указано, что к несовершеннолетним, совершившим преступления, могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия либо им может быть назначено наказание, а при освобождении от наказания судом они могут быть помещены в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием. Статья 89 УК РФ устанавливает, что при назначении наказания несовершеннолетнему дополнительно должны учитываться условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц (несовершеннолетний возраст должен оцениваться как смягчающее обстоятельство).

          На основании вышеизложенного, можно сделать вывод, что в УК РФ закрепление принципов и приоритетов уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних не выражено четко, что предполагает поиск новых, альтернативных источников правовых норм, обеспечивающих максимально возможную защиту прав несовершеннолетних в уголовно-правовой сфере. Вариант решения коллизии – дополнение норм УК РФ нормами международного права.

         Большой объем гарантий в отношении несовершеннолетних содержится в пункте «с» ч. 1 ст. 17 Пекинских правил, согласно которому «несовершеннолетнего правонарушителя не следует лишать личной свободы, если он только не признан виновным в совершении серьезного деяния с применением насилия против другого лица или в неоднократном совершении других серьезных правонарушений, а также при отсутствии другой соответствующей меры воздействия», статья 19 Пекинских правил устанавливает, что «помещение несовершеннолетнего в какое-либо исправительное учреждение всегда должно быть крайней мерой, применяемой в течение минимально необходимого срока».

           При этом, в статье 88 УК РФ отсутствуют:

- указания на то, что лишение свободы применяется только в крайних случаях;

- ограничения, установленные статьей 17 Пекинских правил.

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

11

            1. Проанализировав Федеральный закон от 26.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» установлено следующее.

Статья 26 Закона № 120-ФЗ устанавливает возможность применения к несовершеннолетним мер принудительного воспитательного воздействия. Статьей определены субъекты данных правоотношений: прокурор и орган внутренних дел, которые направляют соответствующие материалы в комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав.Изменения, внесенные в уголовно-процессуальное законодательство, закрепили полномочия по расследованию уголовных дел в отношении несовершеннолетних за следственным комитетом Российской Федерации.Вместе с тем, в указанной статье Закона № 120-ФЗ, следственный комитет, как участник правоотношений, не предусмотрен.

          2. Особое внимание требуют положения законодательства о здравоохранении, в частности Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», которым установлены ограничения, связанные с врачебной тайной (статья 13), и необходимостью получения согласия на медицинское вмешательство (статья 20).

            Наличие такого ограничения как «Врачебная тайна» или отсутствие особого порядка её исключения (применения) лишает уполномоченные органы принять все меры для защиты прав несовершеннолетних, проживающих в семьях, находящихся в социально опасном положении.

          3. Также волнует вопрос привлечения к ответственности за уклонение от уплаты алиментов на содержание несовершеннолетних детей.

Частью 1 ст. 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних.

Частью 1 ст. 157 Уголовного кодекса Российской Федерации  установлена ответственность за злостное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших восемнадцатилетнего возраста.

Решениями судов о лишении (ограничении) родительских прав с родителей взыскиваются денежные средства на содержание детей (алименты), которые перечисляются на соответствующие счета, открытые в уполномоченных банках.

С момента вынесения решения суда о лишении родительских прав и вступления его в силу между родителями (родителем) и ребенком остаются только имущественные правоотношения (обязательства).

Установлено, что в случаях непоступления денежных средств (алиментов), в том числе в порядке принудительного взыскания через службу судебных приставов исполнителей, решается вопрос о возбуждении в отношении родителей, лишенных (ограниченных) в родительских правах уголовных дел по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 157 УК РФ.

Кроме того, допускается взыскание в рамках гражданского судопроизводства неустойки за невыполнение алиментных обязательств.

Таким образом, законодательством установлены гражданско-правовая и уголовная ответственность родителей, лишенных родительских прав, (или лиц, утративших статус родителей) за злостное уклонение от уплаты алиментов.

Фактически решение о возбуждении уголовного дела принимается в отношении лица, которое с момента вступления в силу решения суда утратило статус родителя.

Состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ, предполагает ответственность родителей или иных законных представителей за умышленное неисполнение 4 обязанностей: по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних.

С момента вступления с силу решения суда о лишении родительских прав родитель лишается и фактически не исполняет обязанностей по воспитанию, обучению и защите прав и интересов несовершеннолетних.

Решением суда устанавливается обязанность по выплате содержания – в виде алиментов.

Однако решение вопроса о привлечении данного лица, утратившего статус родителя, к административной ответственности за уклонение от уплаты алиментов (по сути содержания) не возможен, поскольку оно не является субъектом данного правонарушения.

Вместе с тем, привлечение лица к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ может служить одним из доказательств злостности неисполнения установленной судом обязанности по алиментному содержанию несовершеннолетних детей.

В связи с чем остается нерешенным вопрос: «Возможно ли применение мер административного воздействия, предусмотренных ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ в отношении родителей, лишенных родительских прав, в случаях их уклонения от уплаты алиментов?»

   

 

Опубликовано: 08.04.2013 11:13        Обновлено: 12.07.2016 10:55